Start   Колдуны    Напитки   Заказать рекламу  

Диета Лисси Мусса. Как сделать из

Диета Лисси Муссы - как сделать из

Вопрос:Муся Вересковна Соловар 14:54 28/01/2009

Лисси! Вы столько сказок для всех написали, а я вот решила написать немножко для Вас: В самом конце октября, когда погода окончательно испортилась, дети всё реже выходили гулять на улицу. Холодный ветер и брызги дождя, опавшие сухие листья, потерявшие свои прежние яркие краски – всё это вызывало уныние даже у таких веселых девчушек, как Мамзельки. Чепик и Фиш Бон как-то встретили своих подружек в школьном буфете совсем грустными, они даже не радовались своим любимым булочкам с шоколадной начинкой. - Нужно что-то делать, нельзя, чтобы Кобозявка и Бузязявка так заскучали, надо их чем-то развлечь! – сказала Фиш Бон Чепику. - Да, ты права. Надо что-нибудь придумать – отозвался Чепик. – Может быть задержимся после уроков и проберемся в спортзал? - А что там может быть интересного? - Там можно попрыгать на матах, или поиграть в мяч. - Я думаю, что Мамзельки не захотят прыгать. Посмотри, они даже от булочек отказываются... - А что если пойти в зоологический музей? - А там интересно? Я никогда там не была. - Там очень интересно. Там много чучел разных животных. - Мне эта идея нравится! - Ну тогда я попрошу учительницу показать нам музей. На следующей перемене Чепик позвал Мамзелек и Фиш Бон и сообщил, что сегодня после уроков для них будет проведена экскурсия по зоологическому музею, он договорился с учительницей. Мамзельки немного оживились: - А там есть змеи? – спросила Кобозявка. - А белки? Белки там есть? – перебила её Бузязявка. - Не знаю, вот сходим туда сегодня – и сами всё увидите! – ответил Чепик. После окончания четвёртого урока малыши уже поджидали свою учительницу, которая повела весь их класс в музей. Музей находился на четвертом этаже школы и представлял особую гордость учительницы. Долгие годы этот школьный зоологический музей пополнялся редкими образцами, учебными пособиями и муляжами, он был признан лучшим школьным музеем и получил специальную грамоту, которая была вставлена в золоченую рамку и украшала парадный вход. - Ну вот, дети, вы входите в царство науки – науки о животных! – начала учительница, – Перед вами предстанут в натуральную величину представители царства млекопитающих и много-много других интереснейших экспонатов! Дальше малыши уже ничего не слышали, они, как завороженные, рассматривали витрины музея. В первом зале за стеклом были выставлены кости и черепа каких-то животных, над которыми висели рисунки, изображавшие, видимо, тех, кому принадлежали эти кости. Во втором зале были чучела лисицы, волка, зайца и даже медведя, они стояли в сухой траве в довольно естественных позах, только у лисы не хватало одной лапки, а у волка не было глаз. - Посмотрите, сушеные волк и лиса! – пискнула Бузязявка. - Они не сушеные, – сказал Чепик, – это чучела! - А как делают чучела? – спросила у Чепика Бузязявка. - Снимают шкуру с животных, потом делают каркас из проволоки, обматывают соломой и на него напяливают шкуру. А глаза делают из стекла – как у кукол, и приклеивают. - Какой ужас! – воскликнула Бузязявка. - Да, мне тоже не по себе – отозвалась Фиш Бон. - А где Кобозявка? – спросил Чепик у девочек. И действительно, одной Мамзельки не доставало... - Может быть, она пошла в следующий зал? – предположила Фиш Бон. Учительница размахивала указкой у цветных таблиц, повествующих о каком-то эволюционном развитии видов, а дети, оставив своих одноклассников, двинулись по направлению к следующему залу, чтобы скорее отыскать свою потерявшуюся подружку. В следующем зале музея было тихо, в витринах были выставлены коробочки с разноцветными жуками и другими насекомыми. Кобозявки нигде видно не было. Вдруг послышался какой то шум, он доносился с балкона, выходящего на школьный двор из этого зала музея. Дети поспешили туда, и увидели сквозь стекло дверей, как Кобозявка бережно открывает коробочки с засушенными, пришпиленными иголками бабочками и аккуратно, чтобы не повредить крылышки, высвобождает бабочек, после чего подносит их к губам, пытаясь согреть своим дыханием, а потом отпускает их лететь. И бабочек уносит ветер. - Что ты делаешь? – спросил её Чепик, открывший дверь на балкон – Ты же простудишься на ветру! - Я освобождаю бабочек – сказала Кобозявка. И было видно, как раскраснелось её лицо от волнения и холодного воздуха. - Но они же не живые – возразил ей Чепик, – пойдём, сейчас сюда придут, учительница будет ругаться! - Они не все умерли! Я нашла в витрине несколько бабочек, которые хотят улететь, и отпускаю их на волю! – настаивала Кобозявка. - Но их просто уносит ветер – сказала Фиш Бон. - Нет! Они сами улетают! – упрямо проговорила Кобозявка. - Да, так и есть, смотрите! – воскликнула Бузязявка, указывая на красивую бабочку "павлиний глаз", которая села на перила балкона и нежно складывала и раскладывала свои яркие крылышки, – Она живая! Кобозявка тем временем открыла последнюю принесенную на балкон коробку и выпустила еще одну бабочку. В этот момент к балкону подошла учительница. Сурово сдвинув брови, она готова была накинуться на малышей, которые самовольно отбились от группы, да еще и вышли на балкон совсем неодетые, но в этот момент Бузязявка сморщила свой вздёрнутый носик, зажмурила глаза и разразилась рёвом. Она вопила что есть мочи, и учительнице ничего не оставалось делать, как взять её на руки. - Ну что ты, что ты? Почему ты плачешь? – спрашивала растерявшаяся учительница. - Аааааааа! – ревела Бузязявка – Жалко лиси-и-чку! - Кого тебе жалко? – не поняла учительница. - Зайчика-а-а-а! – продолжала сквозь слёзы Бузязявка. - Ничего не понимаю, что стряслось? Почему ты плачешь? - Мишку-у-у-у жа-а-а-лко! – не унималась Бузязявка. Тем временем Кобозявка шмыгнула в комнату незамеченной, прихватив с балкона пустые коробки из-под бабочек, которые ловко засунула за шкаф и тихонько вышла из музея. Через четверть часа друзья снова встретились все вместе – Чепик и Фиш Бон были немного растеряны, а сестрички Мамзельки выглядели вполне счастливо, от осенней хандры не осталось и следа. - Ты чего так ревела? – спросил Чепик у Бузязявки, – Тебе что, правда было жалко животных? - Мне их, конечно, жалко, но я ревела не взаправду. - Это как это? - Ну, понарошку, понимаешь? - А зачем? - Чтобы Кобозявка успела удрать незамеченной! - Аааа, теперь понял. Ты это специально, чтобы сестрёнке не попало за бабочек, да? - Ну конечно! – Бузязявка захихикала, явно довольная собой. - А почему ты выпустила этих бабочек? Они что, правда живые? – спросила у Кобозявки Фиш Бон. - Да, они сидели и тихо ждали, что их кто-нибудь освободит. - А другие бабочки и жуки? - Они уже не живые. - Как ты это узнала? - Ну, если посмотреть на них вот так – Кобозявка прикрыла веки и посмотрела сквозь ресницы – то видно, что они совсем как неживые предметы – как стол, как стул или как карандаши. - А те, живые – они какие? - А они светятся! - Ну-ка, можно я попробую? – смотреть вот так? – спросила Фиш Бон, сощурив глаза и посмотрев на Кобозявку. - Ну почти, – только не смотри сосредоточенно, смотри как бы через предмет. - Аааа! Точно! Вот герань на окне – она живая! – воскликнула пораженно Фиш Бон, – она светится розовым светом, как красиво! - И я хочу попробовать! – сказал Чепик. Он тоже зажмурился, а потом чуть приоткрыл глаза и посмотрел на герань. – Не вижу... хотя, подождите – он попытался всмотреться. - Не старайся, а то ничего не получится, наоборот, смотри просто, как бы только проснувшись – давала советы Кобозявка. - Получилось! – радостно воскликнул Чепик – Я вижу розовый свет вокруг каждого листочка! Эта герань живая! - А у меня совсем плохо получается, – сощурившись сказала Бузязявка, – иногда я что-то вижу, а иногда нет. - Это от того, что ты всё время торопишься, ты очень бойкая, поэтому не можешь посмотреть на предмет спокойно – предположила Кобозявка. - А что случилось с другими бабочками, почему они умерли? – спросила у Кобозявки Фиш Бон. - Не знаю, наверное им надоело быть бабочками – серьезно ответила Кобозявка, – возможно кто-то из них стал теперь цветком, а кто-то звездой. В мире так много красивых существ... И бабочки, которые видят цветы и звёзды, мечтают стать такими, как они. - Ты думаешь, что если очень захотеть кем-то стать, то можно превратиться в звезду или цветок? - Ну да, а почему нет? Слова Кобозявки были вполне убедительными. - Значит, и волк, и лиса – они тоже не умерли, а стали кем-то еще? – спросил Чепик свою подружку. - Ну, сначала они перестали быть волком и лисой, а потом стали теми, кем хотели стать. В этот момент на подоконник села бабочка "павлиний глаз", и разложила свои красивые крылышки – как будто специально хвастаясь своей красотой. - Смотрите, Кобозявкина бабочка прилетела! – пискнула Бузязявка и малыши приникли к оконному стеклу. - Она такая красивая! – сказала Фиш Бон, – наверное, поэтому она не захотела умирать. Она даже красивее некоторых цветов. Ты молодец, Кобозявка, что выпустила её. - Интересно, что скажет учительница, когда не найдет на месте несколько бабочек? – спросил Чепик. - Будем надеяться, что она не сразу заметит, – ответила Бузязявка, – а может и не заметит вовсе. -Эй, дети! Что вы тут делаете? – раздался за спиной голос папы Чепика, который пришел за сынишкой в школу. Малыши разом обернулись, а Чепик от неожиданности сказал: - Мы любуемся бабочкой. - Какой бабочкой? – переспросил папа Чепика. - Павлиний глаз, – чуть смутившись, ответил Чепик и показал отцу на подоконник. В этот момент порыв ветра подхватил бабочку и понёс её прочь. - Ну что ты придумываешь? – улыбнулся папа Чепика, – сейчас осень и никаких бабочек уже нет, это последние осенние листья опадают, и их носит на ветру, вот ты и решил, что это бабочки! - Может и так... – сказал со вздохом Чепик, а сам подумал, что взрослые всегда находят какие-то неверные, но рациональные объяснения. Они такие скучные, эти взрослые!

Источник: http://www.aif.ru/onlineconf/1392009


Так же по теме

Истина вкуса суши
В чем польза черной соли
Выпечка из черешни
Ваше имя:
Комментарий: